Главное меню

Авторизация



Внешняя политика Андраши. 1871-1879 гг.

Оценить
(0 голоса)
С назначением Андраши на пост министра иностранных дел Австро-Венгрии принцип дуализма стал осуществляться и в сфере внешней политики. Впервые Венгрия начала оказывать непосредственное и прямое влияние на разработку внешнеполитической концепции, на принятие решений по международным вопросам и на их реализацию в масштабах империи. Смена караула на Бальхаузплац, где располагалось министерство иностранных дел, и водворение в кресло министра иностранных дел графа Андраши означали выдвижение на первый план во внешней политике Австро-Венгрии антирусских тенденции как определяющих. Враждебная России и славянскому миру во обще направленность австро-венгерской политики решающим образом стимулировалась восточной половиной монархии, и правящей мадьярской олигархией в первую очередь. Будучи еще венгерским…
Оценить
(0 голоса)
Опасные замыслы Андраши встретили на берегах Темзы такой же холодный прием, как и на Шпрее. Тем не менее, несмотря на то что Вена вынуждена была идти на сближение с Берлином на условиях, угодных Бисмарку, Андраши никогда не оставлял попыток отбросить Россию за ее «естественные границы». «Протянуть руку Германии и показать кулак России!» — так формулировал суть своей внешнеполитической концепции венгерский дипломат. К феврале 1872 г. в Вене под председательством императора-короля Франца Иосифа происходили важные совещания австро-венгерских министров, на которых были определены основные направления внешней политики монархии. Излагая стратегические цели и военно-политические задачи империи в свете новой международной обстановки, сложившейся в…
Оценить
(0 голоса)
По расчетам Андраши австро-русский вооруженный конфликт мог произойти в течение ближайших двух лет; за это время, как полагал министр, следовало заручиться благожелательным нейтралитетом Германской империи, завлечь русских в ловушку, предложив им занять Дунайские княжества, и втянуть их таким образом в войну с Османской империей. Сама же Австро-Венгрия должна была выступить против России лишь после начала военных действий последней с Турцией. Коснувшись проблемы Боснии и Герцеговины, Андраши в принципе высказался за их аннексию, но подчеркнул при этом, что «способ, которым до сих пор хотели приобрести их, никогда не был правильным». Прямое вторжение в провинции он отклонил, как средство негодное, могущее повлечь…
Оценить
(0 голоса)
От своего антирусского курса Андраши не отклонился и после заключения в 1873 г. союза трех императоров — Александра II , Франца Иосифа и Вильгельма I,— в котором более или менее удобно себя чувствовал лишь сам его творец — князь Бисмарк. Каким бы эфемерным этот странный союз ни был, он все же на некоторое время снял напряженность между венским и петербургским дворами. Андраши вновь воспрянул духом и заговорил о заключении антирусского союза с Берлином только после «военной» тревоги в 1875 г. (в связи с возможностью конфликта между Францией и Германией), положившей начало явному охлаждению в отношениях между русским канцлером А. М.…
Оценить
(0 голоса)
Главным для Андраши в течение кризиса было осуществление все того же антирусского и антиславянского курса — предотвращение образования на Балканах одного или нескольких крупных славянских государств под покровительством России. Оккупация Боснии и Герцеговины и введение войск в стратегически важный санджак (административно-территориальная единица Османской империи) вовсе не являлись лишь «превентивной мерой», принятой исключительно ради обеспечения собственной безопасности. В подтверждение приведем отрывок из письма Андраши герцогу Вюртембергскому: «Одной из главных целей этой акции с австро-венгерской точки зрения являлось открытие для нас Востока в политическом и материальном отношениях...» Дипломатическая победа Андраши на Берлинском конгрессе в конечном счете обернулась серьезными и длительными по времени…
Оценить
(0 голоса)
Крупнейший личный дипломатический успех Андраши на Берлинском конгрессе, где он сумел сколотить антирусский фронт держав и лишить Россию львиной доли ее завоеваний, стал одновременно началом заката его блистательной карьеры. Ужо в ходе русско-турецкой войны (1877—1878 гг.), особенно после Плевны, когда русская армия неудержимо двигалась к Дарданеллам, в общественном мнении произошел резкий перелом в пользу побежденных, бывших угнетателей венгров. В Будапеште состоялись массовые демонстрации солидарности с османами; в палате депутатов оппозиция подвергла резкой критике курс Андраши, требуя вступления Австро-Венгрии в войну на стороне Османской империи. Не вызвала восторга венгерской общественности и оккупация османских провинций Боснии и Герцеговины. Во-первых, вопреки ожиданию оккупация…
Оценить
(0 голоса)
Конец карьеры министра иностранных дел оказался все же неожиданным. В октябре 1879 г. он добился подписания очень важного союзного договора с Германией, в соответствии с которым обе державы обязались оказать друг другу вооруженную помощь в случае нападения на одну из них третьей страны. Однако в придворных кругах все еще витал дух традиционной вражды к Пруссии (Германии) и союз с Германией не пользовался популярностью. Андраши прекрасно знал это, но продолжал настойчиво гнуть линию на сотрудничество с Германией в борьбе против России. И добился своего. Подписание договора означало подписание его собственной отставки: буквально на следующий день Андраши потерял место.